лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.2 бесплатно

Как "Три билборда на границе Эббинга, Миссури" стали фаворитом "Оскара" и почему Мартин Макдона такой крутой

Как "Три билборда на границе Эббинга, Миссури" стали фаворитом "Оскара" и почему Мартин Макдона такой крутой

Сегодня мы рассказываем о главном фаворите премии — картине "Три билборда на границе Эббинга, Миссури" и ее авторе — неподражаемом ирландском драматурге Мартине Макдоне. Почему он такой крутой и почему нельзя не любить его фильмы и пьесы.

С момента премьеры фильм "Три билборда на границе Эббинга, Миссури" стал настоящим событием в мире кино — сейчас уже очевидно, что эта картина, даже если и не получит ни одного "Оскара" (что, например, учитывая фантастические — другого слова и не подберешь — актерские работы Фрэнсис Макдорманд и Сэма Рокуэлла, будет просто преступлением против искусства), свое почетное место в кинокультуре займет. Это важное высказывание, это отличный крепкий сценарий, в котором, слава богу, все в порядке на всех его стадиях (и с сюжетом, и с замыслом, и с внутренним развитием героев); это блистательные актерские работы и, конечно, это пока лучшая картина в фильмографии Мартина Макдоны.


Вообще-то фильмография у режиссера, который снимает раз в пять лет, прямо скажем, скудная — всего три картины ("Шестизарядник", "Залечь на дно в Брюгге" и "Семь психопатов"), причем одна из них короткометражка. Но что это за картины! Короткометражка, которая к тому же была дебютом в кино, сразу же получила "Оскар", открыв таким образом Мартину двери в мир большого кино. Из этой возможности Макдона выжал все: первый же полнометражный фильм — "Залечь на дно..." — стал хитом, получил признание и критиков, и зрителей. Сейчас фильм уже обрел культовый статус, а в Брюгге ездят поклонники Мартина — гулять по местам, где герой Колина Фаррелла тусовался с карликом, каялся и крутил роман с красоткой.

Неудивительно, что Мартин Макдона в кинематографе закрепился так прочно и так сразу — в кино он пришел уже подготовленным. И речь не про брата-режиссера, гораздо менее успешного, а про свой собственный предыдущий опыт. Макдона — в первую очередь драматург, причем довольно успешный. К моменту начала кинокарьеры пьесы Мартина уже ставились по всему миру, высоко ценились критиками и были отмечены многими наградами. Мартин уже был человеком, без которого британская "новая драма" была немыслима.

Макдона говорит, что всегда грезил именно кинематографом и вообще-то с самого начала хотел заниматься только сценариями, но те получались такими плохими, что пришлось тренироваться на пьесах. С теми вроде тоже поначалу не ладилось, но Мартин продолжал их писать, пока они наконец не стали хорошими. Интересная история, да.

Может, конечно, когда-то так и было, но сейчас, как бы ни уверял Макдона себя и зрителя, что больше любит кино, мы точно знаем — этот человек в первую очередь любит текст. Все его фильмы — тому лишнее доказательство: филигранная работа со словом и нарративом, цитирование самого себя и других авторов, смешение жанров, соблюдение всех драматургических законов — каждый раз возникает ощущение, что перед нами мастер-класс сценариста — не про "как надо", а про то, как в принципе возможно.

Конечно, в этом же и очевидная уязвимость фильмов Макдоны — все они очень похожи на пьесы этой своей сценичностью, крошечным местом действия, где все друг друга знают, мизансценами, диалогами и сюжетной линией, которые выливаются в бедный киноязык. За это режиссера часто критикуют, но если это метод, то что в нем плохого? В конце концов, в начале тоже было одно лишь слово.

В каждой своей работе Мартин играет не только с жанрами, героями и самим собой, апеллируя к своим прошлым работам, но и со зрителями, которым будто подмигивает то одной экранной фразой, то другой. Для поклонников Макдоны смотреть "Три билборда…" — отдельное удовольствие угадывания "что хотел сказать автор" и "где мы это уже видели". Этого мы видели в "Калеке с острова Инишмаан", это слышали в "Королеве красоты", это — в "Человеке-подушке"; здесь снова карлик, а здесь — злобная мать, вот кровавая перестрелка, а тут — несрабатывающий пистолет.

Да еще и актеры кочуют за Макдоной из фильма в фильм: нельзя не улыбнуться, видя трогательные отношения героев Вуди Харрельсона и Сэма Рокуэлла в "Трех билбордах...", если вспомнить противостояние их героев в "Семи психопатах". У Мартина Макдоны своя вселенная — и ей он не изменяет.

Но "Три билборда…", конечно, стоят особняком от предыдущих работ драматурга и режиссера — слишком уж серьезным и значительным получилось высказывание. Да, здесь есть все любимые автором трагифарсовые приемы, встречаются старые мотивы и персонажи, юмор по-прежнему грубый, а насилие по-прежнему правит бал, причем под конец фильма его масштабы только разрастаются — от одного преступления в забытом богом городке в Миссури до целого глобального явления в какой-то "стране, где много песка" — неназванной именно потому, что у насилия нет географической привязки, оно везде.

Но при всем том, что здесь старые декорации, это совершенно новая постановка: здесь нет никакой стрельбы, а ведь в первых трех фильмах палили без продыху, здесь главный герой — женщина, которым в прошлом не доставалось и двух слов, здесь христианский посыл с его любовью к ближнему, способностью прощать и жертвовать собой звучит так ясно, как никогда раньше. Впору застыть, раскрыв рот, поражаясь высоте, на которую возносится фильм, уводя зрителя вместе с собой.


О главной героине стоит сказать отдельно. В фильмах Макдоны женщинам не доставалось сколько-нибудь значимых партий. И, кажется, его это самого веселило. В "Семи психопатах" герой Кристофера Уокена, который тут явно говорит словами автора, помнится, все сокрушался: отчего женщин в фильмах убивать можно, а животных нельзя? Отчего его друг-сценарист в своих текстах всегда убивает женщин, а те при том еще и выглядят дурочками и двух слов связать-то не могут?


Видимо, этот вопрос давно занимал Мартина, потому что в "Билбордах..." главную роль, роль, подчиняющую себе все вокруг, он отдал именно женщине. Но никакого любования сексуальной женственностью или еще чем-то таким, выводящим гендер на первый план, здесь нет — именно поэтому Милдред здесь 60, и она в первую очередь не мужчина или женщина, а человек — несовершенный, греховный, мятежный, ищущий.


Время женских персонажей-функций для Макдоны в прошлом — Милдред мужчинам в кадре не оставляет ни шанса. Для Фрэнсис Макдорманд эта роль настолько мощная, что теперь она, кажется, уже навсегда может распрощаться с приклеившимся к ней образом предыдущей ее великой роли — неуклюжей беременной женщины-полицейской Мардж из "Фарго", за которую актриса получила свой первый "Оскар".



Макдорманд и сама это понимает — не зря она говорит в интервью, что Милдред — это повзрослевшая Мардж. Хотя в это на самом деле трудно поверить: Мардж всегда верила в лучшее, и трудно представить что-то такое, что могло случиться в ее жизни, чтобы эта вера пропала. Допустим, у Мардж родилась дочь, а спустя много лет она бы, поругавшись с матерью, отправилась на вечеринку, после которой ее бы изнасиловали, убили и сожгли дотла. Могло бы это раз и навсегда изменить Мардж? Кажется, что могло.скачать dle 12.0
рейтинг новости: 
  • Нравится
  • 0
Источник: spletnik.ru  Просмотров: 758


КОММЕНТИРОВАТЬ
Видео
Мы в соцсетях
  • Facebook